В этот день не наступил конец света в глобальном смысле. Но каждый член нашей маленькой семьи ощутил его пришествие.

- Тина… У нас такое горе… Алеша умер…
Можно было и вовсе не слышать тех слов, что прозвучали в трубке телефона. Достаточно было интонации – первых ноток тревожного и неуверенного голоса.

Хмурое, мрачное и беспросветное - именно таким я увидела утро 31 декабря 2008 года.

Не верилось. И не верится до сих пор. Бабушка плакала навзрыд, и успокоить ее было нечем. Наверное, ты стоял где-нибудь рядом и жалел ее и всех остальных. Ты ведь всегда так делал – заботился и думал только о других, и никогда - о себе. Хотя нет, единственным разом, когда ты сделал что-то для себя и был тот день, день, когда ты ушел. Так уходят только по-настоящему смелые люди: не говоря ни слова, не прощаясь.

Я не плакала, потому что слез не было. Впервые держала все в себе. Хотела быть сильной. А еще, мне казалось, что если я начну плакать, то уже не смогу остановиться. И, может быть, мне было немного легче, чем другим. Ведь я успела сказать, как сильно тебя люблю.

В одно мгновение каждый из нас потерял кто-то сына, кто-то отца, кто-то брата, кто-то дядю и крестного, кто-то почти мужа…
Не знаю, что ждет нас дальше. Ведь ты был тем фундаментом, на котором все держалось. А теперь фундамент разрушился вместе со всем тем, что было на нем построено.

Хочу только, чтоб ты знал, что ты был самым лучшим дядькой на свете, тем, кто был мне намного ближе и роднее моего отца. И я навсегда тебя таким запомню.

И еще… Отдохни там как следует. Хотя бы там будь счастлив.

Будь счастлив настолько, насколько мы были печальны в тот день, когда ты ушел…